§ 13.«Болезнь не может рассматриваться как скрытая внутри сущность, отдельная от живущего целого... Подобную нелепость могли вообразить лишь умы материалистического склада... »

Свидетельство (RUSSIAN перевод)

Меня зовут Дженифер Канингем, C. Hom., M. C., C.T. Hom., Ph. D., D.D.

 

Я пишу это свидетельство для будущих поколений, будучи очевидцем, членом Гомеопатической Ассоциации Кента, а так же ассистентом Дэвида Уоркентина на этапе зарождения компьютерной программы Мак-Рэпертори.

   Я хочу рассказать свою историю, так как верю, что это важно сделать, потому,  что исторический факт, о котором я собираюсь поведать, несет важную информацию для всех, связанных с гомеопатией и с работой Веги и Дэвида.    Вега Розенберг помог в десятках тысяч случаев и многим студентам, поэтому эта история должна быть рассказана также от лица огромного числа людей, на которых Вега оказал благотворное влияние.

    Веге никогда не было воздано по заслугам за свою первоначальную идею группирования средств по семействам, как и за его первоначальный гигантский вклад в описании этих признаков в МакРепертори и Референс Воркс. У Веги есть свой набор Boxes, по которым он обучал много лет в своей школе. Он великодушно разрешил Дэвиду включить этот материал в программу. Однако, это лишь часть истории.

    Однажды Дэвид сказал мне, что не знает, как относиться к гомеопатии, которой обучает  Вега, но «именно студенты Веги всегда подбирают правильные средства» (на различных международных конференциях).

    То, что Дэвид разместил материал Веги по признакам семейств, не было простым совпадением – в действительности, именно Вега представил Дэвиду концепцию о семействах. Это случилось за много лет до того, как классификация  средств по семействам  стали популярной темой на семинарах и основной для двух различных компьютерных программ.

    В то время Вега приехал преподавать в Сан-Франциско, где и представил Дэвиду Уоркентину свою новую идею о группировании средств по их семействам. Идеи Веги, которые легли в основу работ Дэвида, содержат более шести тысяч средств и сейчас находятся в библиотеках программ. На то, чтобы распределить, сгруппировать и упорядочить средства по их семействам у Дэвида ушли годы, как и на то, чтобы найти способ развить «метод семейств» в признак, который поможет найти  similium. Сегодня же понятие семейства средств является настолько обычным,  и широко распространенным в программах и гомеопатических учениях, что создается впечатление, что они существовали всегда.

    Но так было не всегда. Их не существовало до тех пор, пока Вега Розенберг не осмелился лицом к лицу столкнуться с сопротивлением общества и  пока он не поделился своей идеей с Дэвидом. Таким образом, эта хорошо известная и широко используемая концепция была полностью переведена на компьютерный язык и используется во всех признаках МакРепертори и РеференсВоркс. Но, Вега группировал средства в своем Vega's Boxes задолго до того, как семейства средств стали актуальной темой на гомеопатических семинарах, лекциях и функцией программ. Он группировал средства по различным ячейкам, названия которых включали в себя патологию и духовные сущности этих средств, и он обучал тысячи людей концепциям семейств и группированию различными способами, от растений до животных, и так далее. Люди не всегда реагировали приветливо, скорее считалось, что Вега нарушает традицию. Некоторые люди даже злословили о нем, а другие пытались его оттолкнуть, но он продолжил распространять знание.

    Чтобы лучше представить перспективу происходящих тогда событий, важно понять, что всего лишь двадцать лет назад большинство гомеопатических школ и семинаров в США были сосредоточены на изучении Материа Медика и нахождении подобия -  similium. Выбор правильной потенции было спонтанным решением, а ведение случая даже не было предметом  изучения для школ, и в этих вопросах гомеопаты попросту руководствовались личными предпочтениями. А Вега уже полноценно обучал этим методам, и у него была эффективная, отлаженная система, в которой где было все понятно – что и как должно быть сделано.

    С течением времени,  и с опорой на собственный опыт, я пришла к осознанию: Вега ясно видел духовную полноту того, что должно быть излечено, я так же осознала его способность соотносить и группировать средства с точки зрения духовной перспективы, и его восприятие случая  и средств  на сотни лет ушли вперед  от нашей  Материа Медика и философских  книг.  Студенты, которые достаточно долго посещали лекции и семинары Веги, и были достаточно терпеливы, могли видеть его истинное мастерство. Я многому научилась у Веги, но мне понадобилось примерно тридцать полных дней семинаров, чтобы начать понимать: в гомеопатии не существует трюка для быстрого достижения устойчивых результатов, и мне нужно быть терпеливой.

    Мое уникальное прошлое и опыт в гомеопатии формируют мою точку зрения, отличную от той, которой придерживается большинство других гомеопатов. Наблюдая изменения, происходящие в современных движениях гомеопатии,  я видела и то, что происходило за кулисами. Я устраняла разногласия, согласовывала контракты, помогала наладить отношения, и была посвящена во все дела в мире гомеопатии. Ко всему прочему, как усердный ученик, я так же посещала уроки всех этих учителей и впитывала их мудрость.

    Я расскажу вам свою историю, с самого начала до сегодняшнего дня. Приношу огромную благодарность Лори Фроула за то, что в 1992 году я начала изучать гомеопатию, в тот же самый год я встретилась и начала работать с Дэвидом Уоркентином, PA, CCH (1951-2010), создателем двух наиболее широко используемых в гомеопатии программ МакРепертори и РеференсВоркс. До 1999 года, я работала с Дэвидом в Гомеопатической Ассоциации Кента (KHA), как его менеджер по развитию, менеджер программного обеспечения, менеджер технической поддержки, программист, преподавателем семинаров, в общем, была его правой рукой. Я помню, как во время интервью кто-то спросил меня, где в репертории искать «заикание»?  Конечно, вслед за этим последовала продолжительная дискуссия о том, стоит ли поместить заикание в раздел «рот» или в раздел «сознание». Мы пришли к заключению, что «заикание» должно находиться в обоих разделах репертория ( как и в Синаптическом Ключевом репертории Боргера). В первый же день работы, я начала переводить инструкцию к МакРепертори, которая была выпущена с версией 3.9 . В течение нескольких лет, я находилась в исключительном положении, так как, помимо Дэвида, была единственным гомеопатом в офисе Компании. Поэтому, до того, как его компания начала разрастаться, мы поделили между собой ответственность посещать все гомеопатические учреждения в США с целью обучать студентов, как лучше всего использовать программы, чтобы найти similium.

    Дэвид был пользователем Макинтош и не хотел иметь дела с IBM или Windows. В то время Windows только начинал зарождаться, версия 3.0 была только что выпущена и мы все еще использовали  DOS для МакРепертори. Референс Воркс были недоступны для наших пользователей  в IBM. Дэвид не был заинтересован в проектировании Референс Воркс для DOS или Windows. Дэвид был попросту не заинтересован в этом, Референс Воркс был его детищем, и его детище должно было оставаться только в Makintosh. Я свободно владела обеими программами- Makintosh и IBM, и мне была поставлена задача разработки эквивалентной Референс Воркс программы для IBM. Таким образом, в то время я помогала создавать совершенно новый Референс Воркс для IBM, названный «Zizia», который, как и сам Референс Воркс, содержал в себе обширную библиотеку Материа Медика, но обладал гораздо более обширными поисковыми возможностями. Я так же проследила, чтобы туда же была включена Коллекция Гомеопатической Философии, и таким образом, впервые в библиотеку поисковой программы был добавлен Органон Самуила Ганемана (вместе с тремя другими книгами по философии). В конечном счете, Референс Воркс был разработан и для Windows, а Мак Репертори и Zizia прекратили свое существование.

    В период  этих семи лет работы в Гомеопатической Ассоциации Кента одной из моих обязанностей, большой ответственностью  и огромным наслаждением для меня было присутствовать на гомеопатических семинарах  и конференциях по всему миру. У меня была возможность учиться у лучших гомеопатов того времени и, вместе с тем, особое поручение: изучать их методы гомеопатии для включения таковых в программу. После семинаров мы с Дэвидом и программистами обсуждали преобразование этих учений в возможности для наших пользователей. Путешествие по миру и присутствие на лекциях лидеров гомеопатии было работой моей мечты. Я любила это. Я встречала лучших людей в гомеопатическом деле и помогала развивать лучшие инструменты гомеопатии, которые и на сегодняшний день используются в крупных гомеопатических компаниях и на компьютерах. Я благодарна за то, что тогда находилась в исключительном положении – быть одновременно учителем, экспертом, гидом для большинства своих коллег и студентов и собирать новую информацию.

    Два года я училась у Джереми Шерр FS Hom, (1992-1994) , два года у Доктора Раджана Шанкарана (1993-1995), четыре года у доктора Массимо Мангиалавори (1996-1999), и одновременно окончила Тихоокеанскую Академию Гомеопатической Медицины (1992-1995) и Северо- Американский Гомеопатический Клинический Курсе Мастеров Лу Клейна (1995-1997). С 1992 по 1999 год, я занималась программным обеспечением  в гомеопатическом деле и в течение шести лет встречалась почти со всеми лидерами гомеопатической медицины и училась у них. Со временем, я заметила, что на семинарах стали постоянно использовать один и тот же материал, просто в разных вариантах. Так, в 1997 году, я утратила интерес к посещению семинаров,  и у меня больше не было желания поступать в другую гомеопатическую школу.

    По сути, моему другу и уважаемому учителю Лу Клейн, потребовалось приложить немало усилий, чтобы убедить меня поехать на семинар Веги в Ванкувер, Британская Колумбия, Канада.

   На протяжении многих лет я слышала о Веге, но никогда с ним не встречалась. Дэвид, Лу и Джереми – все знали его, и, как и другие учителя, очень высоко о нем отзывались. Однако, так как никто из них не мог дать мне общего представления о его лекциях, у меня не было интереса. 

   Лу Клейн, FS Hom., однажды спросил меня, почему, несмотря на все свои годы обучения и мастерства, я еще не лечила людей. Я очень хорошо помню, как в то время он призывал меня начать работать гомеопатом. А я и сама не знала ответа на его вопрос... Я только знала и чувствовала, что мне чего-то не хватает. Я знала только то, чему меня научили, но понимала, что для того, чтобы найти правильное средство, этого недостаточно. В то время мне было интересно знать, существуют ли лекции о духе гомеопатии (не философия)  и духовной сущности средств     (не картины средств). И как подобрать правильную потенцию, нужную частоту, что делать на плановых наблюдениях, и как правильно управлять случаем? Я искала, но не могла найти...

    После участия в семинаре Веги в Ванкувере, 1997 год, я была очень взволнована тем, что мне было   чему учиться. К сожалению, в то время формат семинара не позволил превратить полученные за несколько  уроков знания в объект для потрясающих функций нашей программы. Только позже, спустя время, мы с Дэвидом поняли почему - идеи Веги настолько велики и всеобъемлющи.

    Из-за своего прошлого опыта и своего положения, я была редкостным студентом, который владел различными методами, приобретенными у разных учителей. Чтобы найти правильное средство, я могла бы воспользоваться любым методом из моего набора инструментов. Однако в то время я не понимала, что выбор инструмента для случая зависит от самого случая, а не от коробки с инструментами. Вега научил меня, что, так как каждый случай индивидуален, один и тот же метод не может быть применен к любому случаю. К каждому случаю нужен свой, однозначный и конкретный метод. Этим принципом руководствуются истинные мастера.

    Вега был первым учителем, чей «метод» я не могла донести до Дэвида, потому что его метод не был просто линейной компьютерной концепцией. Я продолжила внимать семинарам Веги в надежде, что еще несколько уроков раскроют секрет его метода, чтобы мы могли включить его в систему репертория... Тогда я еще не знала и не могла представить, сколько труда и сил мне придется вложить, какую работу предстоит проделать, и что пройдет еще шесть лет, прежде чем я стану понимать достаточно, и только тогда я наконец-то получила диплом об окончании от Веги. Чтобы лучше представить, чего стоит  получить диплом об окончании  ESSH, я скажу, что сейчас (2016 год), есть всего лишь около пятидесяти пяти гомеопатов, которые получили настоящий Диплом Веги. Но так же, тысячи других гомеопатов имеют сертификаты и свидетельства.

    В апреле 1998 года я присутствовала на конференции Северо-Американского общества гомеопатов       ( NASH ) в Нью-Йорке, потому что там преподавал Вега. Он позволил мне и моим друзьям занять необычное положение: стоять за ним, пока он преподавал, и зал был настолько полон, что вновь пришедшим оставалось стоять у стены в конце помещения. Таким образом, пока Вега читал лекцию, я могла смотреть на  лица слушающих его людей, и то, что я увидела, потрясло меня. Множество, множество лиц и много, много взглядов. Одни выражали удивление, другие – злость, были здесь смятение, радость, недоверие, понимание — самые разные чувства, была представлена полная гамма чувств. По окончании семинара я спросила Вегу, всегда ли он встречает такие взгляды от людей, когда преподает. В ответ он просто улыбнулся, ничего не сказав. Я не имела представления, что это были истинные лица процесса внутренней эволюции каждого слушателя.

    Решение стать учеником школы Веги не было простым совпадением, это случилось потому, что я продолжала двигаться вперед в поисках большего. Каждое посещение его школы все больше приближало меня к тому, чего я хотела и что мне нужно было знать о гомеопатии. В голове у меня были годы Материа Медика и учений о гомеопатической философии со всего мира, и все еще, мне не хватало самого важного, что нужно знать в каждом случае, а именно, что должно быть излечено в жизненной силе (а не что должно быть излечено в теле, сознании или снах). Ко всему прочему, Вега научил меня духовной полноте Ганемана.

    В те времена Вега считался нетрадиционным гомеопатом,  потому что он не искал в случае соответствующих Материа Медика симптомов, как это делали все мы (в самом деле, опираясь на Органон, Вега учит, что гомеопат не должен ничего искать, так как это может навредить случаю). Вместо этого, Вега позволял случаю раскрыть себя, и если наблюдатель обладал ясностью, он мог наблюдать в увиденном духовную полноту случая. Однако, для того, чтобы достичь этого уровня ясности, наблюдающий должен быть свободен от предрассудков. Только с помощью этой ясности духовной полноты Ганемана мы находим подобное, и как только вы достигнете этого уровня ясности, наука гомеопатия становится прикладным искусством.

_____________________________________________________

 

    За долгие годы студенчества в ESSH  я узнала, что слово essh на иврите означает огонь.

    Вега учит своих студентов, как устранить их личностные предубеждения, чтобы в итоге они смогли с духовной ясностью видеть случай. Ганеман пишет о духовной ясности в Органоне медицины. Да, признаюсь, что развиваться духовно трудно, и конечно было трудно принять стиль обучения Веги. Вега заставил своих продвинутых студентов в классе столкнуться со своими собственными проблемами, и это было трудно, но привело тех, кто не сбежал, к более высокому состоянию ясности. Вега даже играл разные характеры, чтобы определить, которые из студентов сдадутся, а которые продолжат двигаться вперед... Чтобы стать ясными и уравновешенными. Некоторые думали, что он сумасшедший или эгоцентрист, потому что они не понимали процесса. Но, зная как работает Вега,  можно было видеть, что он никогда не зацикливался на своем эго и никогда ничто не могло его запутать. Он всегда скоро извинялся за свои ошибки и, когда чего-нибудь не знал, легко признавал это. Иногда он бывал уставшим, но всегда кристально ясным и свободным от эго. Он улыбался и говорил: «Что же, так они решили.  Пока они не станут выше этого, они никогда не станут достаточно ясными, чтобы видеть случаи». Он просто улыбался и продолжал свой путь так, словно ничего не случилось. Он заставлял нас изучать мировые проблемы и предметы, которые, как нам поначалу казалось, не связаны с гомеопатией. И только позднее мы осознали, что это и было то самое знание, которое сделало нас мудрыми и способными гомеопатами! Каждый день нашего обучения мы видели новые случаи вживую – на протяжении всего времени, начиная с первого дня обучения. Это и сделало нас великими и умелыми гомеопатами.

    Благодаря обучению Веги с акцентом на  развитии собственной личности, его ученики обрели ясность и четкость видения духовной полноты, и так же научились применять науку духовной гомеопатии. Раньше, несмотря на все годы моего обучения, в моем понимании было множество пробелов, и только когда я стала учиться у Веги, это пробелы наконец-то заполнились. Ганеман был первым, кто видел целостность случая, включая духовный шаблон. А Вега был первым учителем, который применил духовный шаблон к тому, что должно быть излечено, он был первым учителем, научившим меня науке гомеопатии. Он объяснил, какую потенцию давать и почему. Он учил, почему наука духовного средства духовная. Он учил, как оценивать случай на последующих плановых наблюдениях и учил управлению случаем. Для этого существует наука. Он так же учил, что человек должен быть свободен от предрассудков и оставаться ясным, чтобы увидеть то, что должно быть излечено.  И вовсе не значит, что для раскрытия случая необходимо необходимо применить все известные вам методы или запомнить всю Материа Медика. Скорее, понимание того, что должно быть излечено, и есть то, что ведет человека с знанием Материа Медика к подобному (similimum). Случай сам раскроет, который метод необходим, когда ты знаешь, что должно быть излечено, и задача гомеопата — объединить понимание того, что должно быть излечено и знание Материа Медика в мощнейший инструмент гармонии.

    Не смотря ни на что, нам все-таки удалось вложить некоторые идеи Веги в реперторий гомеопатической программы. Эта программа может построить график из симптомов случая под любым углом и любым «методом», но что должно быть излечено никогда не станет компьютерной функцией. Компьютерные функции могут иметь различное отношение к симптомам, но никогда не дадут нам понимания того, что должно быть излечено. Так как то, что должно быть излечено, не носит названия болезни, и это не набор физических симптомов. Поиск того, что должно быть излечено, ни в коем случае не является линейной системой, и в каждом  случае «то, что должно быть излечено» нужно открывать заново. То, что должно быть устранено в каждом отдельном  случае и то, что должно быть излечено в каждом индивидуальном случае — разное, даже если используется одно и то же выбранное средство.

    В конечном счете, вернуться с семинаров Веги с чем-нибудь достаточно конкретным для компьютеров, кроме Vega's Boxes и концепции семейств, для меня было невозможно.

 

 

    В начале моего обучения у Веги, были те, кто «предостерегал» меня насчет него, а так же те, кто пытались убедить меня не учиться у него. Сопротивление, возникающее при упоминании его имени, было ошеломляющим. Проведя два года на огромном расстоянии от  ESSH и постоянно находясь в полетах, я осознала, что путь роста лежит через школу  ESSH, и, в конце концов,  я приняла решение уйти из Гомеопатической Ассоциации Кента (KHA), чтобы посвятить все время обучению у Веги.

    Вспомните из истории,  как  воспринимается, когда мастер представляет новую концепцию и возводит ее в норму? Вспомните о таких, как Галилео Галилей, Исаак Ньютон, Самуэль Ганеман, Амедео Авогадро и Никола Тэсла, и это лишь несколько примеров. В мои первые годы обучения у Веги я наблюдала, как происходит то же самое. Он возвел духовную гомеопатию Ганемана в норму, и люди не могли этого воспринять, все это звучало слишком неординарно и выходило за рамки. Я на себе узнала то чувство разочарования, когда покидала его лекции, не получив простой формулы быстрых исправлений. Потому ли, что люди не понимали духовных аспектов, или не было формулы, которую они могли быстро перенять, но все казалось им неубедительным.

Например, поразительно видеть, что и сегодня многие, идя по пути Веги, следуют  его концепциям семейств и групп (которые нам в конце концов удалось добавить в реперторий), но нигде не упомянуто его имя, как создателя этой системы. Потому что для большинства людей в то время это было слишком шокирующим знанием, и они предпочли об этом забыть.

    Его система была революционной и научной, а потому точной. То, что было утеряно большинством гомеопатов, было его гением.

    Цель, преследуемая Эволюцией Личности Школы Гомеопатии (The Evolution of Self School Of Homeopathy  -  ESSH), находится в самом названии. Для того, чтобы увидеть духовную полноту случая или духовную сущность средства, человек должен развиться (оставить свои собственные предрассудки и пройти через свои проблемы). Человек должен развить себя до уровня ясности. Ганеман описывает это как высшую и единственную миссию врача.  Это и есть «метод» Веги, если так можно выразиться. Он помогает своим студентам достичь того уровня ясности, чтобы они могли осознать, что должно быть излечено.

    Используя законы Вселенной и человеческой природы, Вега учит, что если Вы обижены или Вам больно, и если Вы зациклились на самом себе, Ваше зрение будет затуманено и ясность будет ускользать от Вас. Вега показывает, что есть здоровье и что есть болезнь, чтобы гомеопат мог уловить разницу в каждом случае. Однако, принятие этих законов может оказаться обидным или болезненным, так как эти законы отличны от того, что делает жизнь и привычки этих людей удобными. Сопротивление этим вселенским законам (по каким-то причинам эти законы могут расстраивать тебя) наносит ущерб, приводит к предрассудкам и не позволяет гомеопату ясно увидеть случай. 

     Вега научил нас, что истинный гомеопат применяет гомеопатию в повседневной жизни и потому видит мир через гомеопатические очки.

    Я была нестандартным студентом, прошедшая обучение у разных учителей, ознакомившаяся с разными точками зрения. Для поиска средств я пользовалась моей коробкой инструментов. И упускала то, что мой выбор инструмента-метода должен зависеть от случая, а не от набора инструментов. Вега научил меня тому, что каждый случай отличен от других, один и тот же метод не подходит для разных случаев, а значит, к каждому случаю нужен свой собственный метод, метод для этого особенного случая. Это концепция всех мастеров. Философия Брюса Ли звучит следующим образом: «Мой стиль – никакого стиля», которая учит, что стиль боевых искусств, в сущности, ограничен собственными параметрами, то есть, человек должен овладеть  искусcтвом динамических изменений? Так как какой-нибудь один «метод» в гомеопатии (или много, как в моем случае) ограничивает гомеопата, Вега учил нас быть как Леонардо да Винчи – мыслить широко и всеобъемлюще.

    Снова обратимся к истории. Вспомним,  как зарождался МакРепертори, когда в Америке было всего несколько иностранных учителей: Джордж Витолкас и Кандигэйб, и французские гомеопаты от Фармацевтического Института Борион. Это было во времена, когда компьютер Макинтош был огромен и тормозил каждые несколько минут, поэтому, чтобы послушать лекции Веги студентам приходилось ходить на Большую Виллу доктора Элен Гюнтер в Сан Франциско, откуда им открывался прекрасный  вид на этот город.

   Это было в то время, когда Вега подталкивал Гомеопатическую Школу к созданию  Школы в Сан Франциско, которая в последствии стала Тихоокеанской Академией, и дала миру таких людей, как Латифа Табачник, Энди, Таня Келл, Кия Понд и других экспертов. И Вега нашел на это силы, и призвал этих учеников, и был первым учителем Тихоокеанской Академической школы того времени, в то время как Джереми Шер и Раждан Шанкаран еще не приехали обучать нас.

    Уже позже Вега убедил людей Атлантической академии привезти Джереми Шер из Израиля преподавать в Нью Йорке, и так создалось новое направление учителей. Кажется, что все это происходило долго, на самом деле это лишь короткий отрезок времени из прошлого.  В дополнение ко всему, скажу, что первоначальная идея создания Атлантической Академии принадлежала Веге Розенберг и Роберту Стюарт, к которой позднее присоединились остальные, а Вега ушел, чтобы открыть собственную школу ESSH.

 Однако, Vega's boxes каким-то образом оказались похороненными в МакРепертори (или, как это сегодня называется, «Синергия», среди всех разделов «Семейств»), но именно Вега был тем, кто заложил основу группирования семейств, которое используется в гомеопатических компьютерных программах сейчас.

    И, как студент многих и учителей и, конечно студент Веги, я сразу же поняла, что материал Веги был использован не в той манере, в которой он преподавался, и не в полной мере. Так что, в то время я взяла на себя смелость создать хотя бы Реперторий Веги, состоящий из его Vega's Boxes. Только когда мы получили звонки почти от всех студентов Веги, желающих пользоваться этим реперторием, Дэвид наконец разрешил продавать его как независимый Реперторий.

    Сейчас я работаю над новым проектом о революционном вкладе в гомеопатию Веги Розенберг, так что скоро я смогу преподнести Вам самое лучшее из всего доступного в Гомеопатии. Книга о том, как ядерная катастрофа на Фукусиме повлияла и продолжает влиять  на обычную жизнь и на  гомеопатические случаи  по всему миру каждый день, и что вы можете сделать, чтобы преодолеть это. Уже скоро эта книга будет доступна.

 

Дженифер Канингем,

 

 

Февраль, 2016